Бокс

Почему умирает бокс?

Lastround.ru рецензирует главные проблемы бокса и предрекает благородному спорту печальное будущее.

Слишком много поясов



Три чемпиона по версии только одной организации WBA – это слишком много. Юрген Бремер умудряется называться чемпионом в весовой категории Сергея Ковалева и успешно проводить семь защит против неизвестных людей и это неправильно. Третьесортные ремни с говорящим названием вроде EBU, серебряные пояса и временные чемпионы. Боксеры могут удерживать один пояс годами, просто чередуя добровольные и обязательные защиты, прибавляя к своему гонорару пару сотен тысяч за статус чемпиона. Объединение поясов стало восприниматься событием, а самый сильный боксер в дивизионе определяется буквально на глаз. Сложно понять, как эта система должна работать в идеале, ведь если в теории каждым поясом будет владеть один человек – чемпионом мира по версиям четырех престижнейших организаций смогут назвать себя сразу 68 человек. Если включить сюда организацию IBO, прибавьте сюда еще 17 человек, итого 85. Мысль достаточно проста – чем больше в современном боксе чемпионов мира, тем размытее становится престижность такого чемпионства и тем сложнее выявить действительно лучшего боксера в своем весе. Один чемпион на весовую категорию? Забудьте, ведь все организации хотят есть, и получать чемпионские взносы просто за факт своего существования.

Безразличие боксерских организаций



Самый яркий пример – карьера экс-чемпиона мира в полутяжелом весе, казахстанца Бейбута Шуменова, скидывающего перед главнейшим боем своей жизни порядка 25 кг, но дело не в этом. Сразу после первого (!) боя в первом тяжелом весе Бейбут возглавил список претендентов на пояс WBA, а уже после второго (!) поединка стал временным чемпионом мира по версии буквально штампующей чемпионов организации. До конца года Шуменов должен встретиться с Денисом Лебедевым и забрать свой претендентский чек в, по сути, объединительном поединке. Надо ли говорить про искусственные и ничего не несущие в себе рейтинги или ситуации, когда после анонсированного боя в списках вдруг появляется соперник чемпиона? Никаких упреков, но до объявления поединка с Сергеем Ковалевым Айзека Чилембу можно было найти лишь в ТОП-15 списка WBC.

На фоне вышеперечисленных ситуаций, достаточно принципиальной должна была выглядеть организация IBF, мгновенно лишившая Тайсона Фьюри только что снятого с талии Владимира Кличко пояса. Правда, вот незадача, даже рядовые болельщики знали о том, что в контракте британца был пункт о незамедлительном реванше с украинцем и чисто физически Тайсон не имел права проводить обязательную защиту. В итоге пояс оказался у Чарльза Мартина – одного из самых позорных чемпионов мира в новейшей истории, а чуть позже был практически подарен Энтони Джошуа. Тайсон Фьюри пообещал помочиться на красный пояс и, по-хорошему, он будет прав – вряд ли его когда-либо еще так цинично грабили.

Слишком много бизнеса



Как часто за последнее время вы слышали слышим про «бой за правильные деньги»? Рынок начал перегреваться не вчера и не год назад – вспомните контракт Мейвезера с телеканалом Showtime и гарантированные 32 миллиона за поединок, добавьте к этому появление Эла Хэймона, буквально озолотившего своих боксеров и не забудьте вишенку на торте в виде Мейвезер – Пакьяо. Естественно, все это не могло пройти бесследно, и свой маленький кусочек пирога захотелось урвать всем, потому что «а чем мы хуже» работает не только в России.

Карьеры некоторых боксеров стали напоминать финансовую пирамиду – планомерное набивание чистого рекорда для последующей более жирной продажи не навыков, а послужного списка. Посмотрите на Сезара Ренэ Куэнку, набившего рекорд как у Мейвезера, прихватившего пояс и безоговорочно дважды влетевшего Эдуарду Трояновскому. И сколько таких Куэнок? Из недавнего можно вспомнить Артура Абрахама, которого все-таки выманили из уютной Германии для торжественного вручения именитого скальпа будущей звезде Хильберто Рамиресу. Такая же участь рано или поздно постигнет Юргена Бремера, но на месте каждого появится сразу два подобных чемпиона.

Ну или Сауль Альварес, который кормит Оскара Де Ла Хойю и всю промоутерскую компанию Golden Boy, обладает ресурсами для организации поединка с любым (читай безопасным) соперником и совершенно резонно не хочет лезть в пекло. На фоне всего этого Эдриен Бронер, запросивший за бой с Мэнни Пакьяо гонорар больше, чем у самого Пакьяо, выглядит всего лишь зарвавшимся пареньком.

Слабый пиар поединков



Упоминание UFC заставляет нас вспомнить о еще одной важной составляющей индустрии – пиара. Трогательное и, возможно, лучшее в истории единоборств промо-видео о пути двух девчонок перед боем Ронды Раузи с Холли Холм или эпическое появление Брока Леснара в промо к UFC 200 спокойно убирают заметно постаревшие форматом двадцати минутные фильмы телеканалов о предстоящем поединке. Не поймите неправильно – короткометражка о жизни Руслана Проводникова от HBO была маленьким шедевром, и по праву забрала приз за лучший документальный фильм. Но назовите хотя бы одно такое видео за последние пару лет? Другое дело Embedded, превращающий бойцов в героев любимого сериала, и позволяющий увидеть первые эмоции Даниэля Кормье после новости о срыве поединка с Джонсом и даже некоторых членов семьи всех бойцов. Если UFC готово тратиться на рекламу, постепенно взращивая интерес поклонников, бокс готов лишь пожинать плоды, лениво отстреливаясь от фанатов посредственными промо.

Никчемные поединки



В боксе нет централизованной системы а-ля UFC, существенно упрощающей организацию поединков и аппетиты боксеров. Представьте себе проведение огромного турнира по ММА, где UFC вынуждено договариваться с М-1, а Fight Nights в тесном сотрудничестве с Bellator выбирает место проведения турнира и площадки для трансляций. Сколько сорванных переговоров и гневных интервью мы получим? Гораздо больше, чем сделанных боев.

Опять же, давайте на пальцах – самым ожидаемым поединком года должен был стать бой Альварес – Головкин. В реальном мире оба боксера дерутся с малышами, поднимающимися на две весовые категории. По разным причинам и, возможно, не по своему желанию, но сам факт. Деонтей Уайлдер дерется с Крисом Арреолой, провалившим два допинг-теста за три года, Дэвид Хэй триумфально возвращается на ринг, побеждая двух неизвестных людей и замахиваясь на давно разменявшего пятый десяток Шэннона Бриггса. При этом в инстаграме Адониса Стивенсона фотографии новых машин появляются гораздо чаще имен серьезных соперников в послужном списке.

Амбиции спортсменов и масштаб личностей



Ситуация плоха не только наличием или отсутствием денег, коррумпированностью организаций, но и некой зоной комфорта для всех, включая самих боксеров. Картина напоминает густое болото с пасущимися рядом жирными коровами.

В настоящий момент мы имеем пугающее число боксеров, которым достаточно быть первым парнем на деревне. Объединение поясов, кажется, интересует лишь Сергея Ковалева, Дениса Лебедева, Геннадия Головкина и еще нескольких человек, в то время как остальные предпочитают оставаться в звании чемпиона мира и банально выкачивать все деньги из приобретенной возможности. Нет смысла повторять про домашних чемпионов, нужно сказать про другое. Осознанно или нет, но карьеры многих бойцов, в том числе, и таких чемпионов мира, буквально существуют для последующей продажи под явное поражение. Сауль Альварес нокаутировал Амира Хана, позвал на ринг Головкина и сказал горячую речь с национальным подтекстом, но предпочел отказаться от пояса и перенести поединок на год. Достаточно символично подтвердив статус самой жирной современной боксерской коровы и негласное звание «лицо современного бокса». Бокса с абсолютно разложившейся системой и преследующего исключительно свою выгоду.


comments powered by Disqus

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

РОНДА РАУЗИ ВОЗВРАЩАЕТСЯ - UFC СНИМАЕТ ИДЕАЛЬНОЕ ПРОМО